Menu

Дела и проблемы сельских ветврачей

Было это летом 1996 года. Совсем немного времени оставалось до вторых выборов президента России. Судя по шумихе в средствах массовой информации, казалось, что вся страна живет только выборами и больше ничего людей не интересует. Решил я тогда узнать, за кого будут голосовать жители нашего района. Задал вопрос одному из начальников муниципального масштаба в деревне Пешково.

 

— Скажу тебе откровенно, — ответил начальник, — меня эти выборы не интересуют. У меня поросенок серьезно заболел, а ветврача найти не могу. Это проблема. И только она меня сейчас волнует.

Судьба того поросенка неизвестна, но в наше время он, скорее всего, выжил бы. Ведь Пешково входит в зону обслуживания Коптевского ветеринарского участка. По словам начальника районной станции по борьбе с болезнями животных Виктора Кинаревского, на участке работает опытный ветврач Осман Керимов. Уже много лет он успешно лечит все виды скота на территориях Коптевского и Красниковского сельских поселений.

Несмотря на молодость, большой опыт успел накопить и Кинаревский.

— Я не потомственный ветврач, — рассказывает он. — Родители мои – работники культуры, переселившиеся из Молдавии в Хотынец. А когда в Знаменском образовался район, их направили сюда. Окончив Знаменскую среднюю школу, я поступил в Орловский сельскохозяйственный институт, чтобы стать ветврачом. Почему именно ветврачом? Потому что в Орле тогда не было медицинского института. А я обязательно врачом хотел быть. И поскольку не имел возможности осуществить мечту, стал ветеринаром.

Сейчас Кинаревский глубоко убежден в том, что работа ветврача намного сложнее, чем у терапевта, или, к примеру, у доктора, который лечит органы дыхания или пищеварения у людей.

— Животное не может сказать, что у него болит, — объясняет Виктор Андреевич. – А внешние симптомы могут быть одинаковые у нескольких болезней. Какую лечить? В таком случае ветврачу часто приходится превращаться в психолога. Надо уметь разговорить хозяина больного животного, чтобы он с максимальной точностью вспомнил, чем кормил и поил корову или свинью. Если у питомца пропал аппетит, то важно выяснить, когда именно это произошло. Если хозяин внимательный, любящий животных, то его информация очень помогает поставить правильный диагноз, а следовательно, и вылечить скот. Бывает, конечно, и иначе. Сам хозяин перекормит корову чем-нибудь и скрывает это. Тогда ветврачам приходится сложнее. Не всегда легко с первого раза точно определить диагноз. Но в том, что любой ветеринар искренне стремится побыстрее облегчить страдания животного, сомнений у меня нет.

На практику Андрей попал в Локно. Сельхозпредприятием в то время руководил Николай Марковичев. Многие хозяйства района к тому времени вырезали почти весь скот. А Марковичев старался сопротивляться тенденции. Фермы были заполнены коровами, телками и телятами, поэтому скучать практиканту было некогда. Опыт был получен бесценный.

Пока Андрей учился, сельхозинститут дважды менял свой статус. Диплом он получил как выпускник агроуниверситета. А первым его местом работы стал Гнездиловский ветучасток. Здесь его ждала должность фельдшера. Пятнадцать лет прошло с тех пор. Кинаревский стал начальником районной станции по борьбе с болезнями животных. Многое изменилось и в жизни села.

— У нас практически не осталось скота в сельхозпредприятиях, — рассказывает Виктор Андреевич. — Дойное стадо еще есть только в «Руси».

Но и там под действием внешних сил поголовье снижается. Около 100 голов крупного рогатого скота содержит владелица личного подсобного хозяйства Вера Мосина. Да еще фермер Али Башадов формирует стадо. Собирал коров и телок нужных ему пород чуть ли не по всей России.

Несмотря на снижение поголовья в сельхозпредприятиях и в личных подворьях, ветслужба продолжает выполнять обязанности по лечению животных, профилактике массовых заболеваний.

— Много говорят сейчас об африканской чуме свиней, — продолжает разговор Кинаревский. — Надо сказать, что опасность не преувеличена. Она рядом с нами. Очаги болезни зафиксированы на Смоленщине и совсем близко от нас — в Тульской области. В связи с этим мы предприняли защитные меры. Вместе с работниками Болховской ветстанции наши люди на границе с Тульской области обрабатывали дезинфицирующим раствором автотранспорт.

А еще у станции по борьбе с болезнями животных есть теперь современный генератор горячего тумана для дезинфекции помещений и транспорта. Этот комнатный аппарат немецкого производства способен за 20 минут заполнить туманом и обеззаразить стандартное помещение для содержания скота. Стоит он от 80 тысяч рублей. Ветспециалисты считают, что затраты на покупку генератора горячего тумана окупятся многократно.

Известно, что переносчиками африканской чумы свиней могут быть кабаны. В нашем районе их немало. Но есть у нас особо опасная зона. Это Еленка — небольшая лесная деревня, расположенная недалеко от Пешково. 

Дело в том, что один из орловских предпринимателей создал там ферму, на которой содержатся домашние свиным вместе с дикими. Они скрещиваются между собой. Зараженный африканской чумой кабан вполне может попасть на ферму. И тогда не миновать нам большой беды. Чтобы этого не допустить, ветработники постоянно следят за здоровьем животных.

Конечно, не только профилактическими мерами против африканской чумы свиней занят коллектив станции по борьбе с болезнями животных. Есть масса других недугов, от которых страдают коровы, свиньи и другой скот. В лечении их и состоит ежедневная и нелегкая работа ветеринарных специалистов.

— Мы оказываем и бесплатные, и платные услуги, — объясняет Кинаревский. — За счет бюджетных средств мы лечим животных от наиболее опасных болезней, которыми может заболеть и человек. Как пример, назову лектоспироз, опасный и для скота, и для человека. Недостатка в лекарствах у нас пока нет. Средства на них выделяются из бюджета.

К сожалению, не от всех болезней можно вылечить животных за государственный счет. Например, лечение мастита, желудочно-кишечного тракта, дыхательных путей, лейкоза производится за счет хозяев животных. В таких случаях с владельцами скота заключаются разовые договоры на предоставления платных услуг. Хотя специализированной ветеринарной аптеки в Знаменском нет, на станции по борьбе с болезнями животных можно купить практически все, что требуется для лечения любого вида животного.

— Сейчас мы даже собак и кошек начали лечить, — продолжает Виктор Андреевич. — Правда, пока эта услуга не очень популярна. Надеемся, что со временем ситуация изменится.

Важная задача ветеринарной службы — контроль за качеством животноводческой продукции, поступающей на рынок. По сути, и ветлаборатория должна быть на рынке. Но с учетом того, что объемы продукции у нас небольшие, лабораторию оставили на ветстанции. Материальная база лаборатории соответствует современным требованием. А недавно она пополнилась оборудованием для исследования меда.

В средствах массовой информации нас регулярно предупреждают о том, что этот продукт часто подделывают, вводят в него различные добавки, вредные для здоровья человека. На данные нашей ветлаборатории говорят об обратном. Были проведены 62 экспертизы меда. Вся продукция оказалось качественной.

На территории района действуют два ветучастка. Об одном из них — Коптевском — уже говорилось. Второй участок обслуживает Ждимирское и Селиховское сельские поселения. Работает на нем опытный и добросовестный ветврач Василий Высоченко.

В целом, перспективы на 2014 год у коллектива ветработников неплохие. Но есть проблемы, которые решить будет непросто. Одна из них — реализация мероприятий по соблюдению техрегламента «ГО безопасности пищевой продукции». Согласно этому документу, еще с 1 июля 2013 года должно было оказаться под запретом мясо всех животных, забой которых произошел на частном подворье. К этому сроку убойные площадки в большинстве регионов не были подготовлены, поэтому срок внедрения регламента перенесли на 1 мая 2014 года. В нашем районе нет сельхозпредприятий и фермерских хозяйств, которые производят массовый забой снова. Чтобы соблюсти регламент, достаточно сделать малозатратные убойные площадки. Если исключить зимние месяцы, времени до 1 мая остается совсем немного. Но даже для одной площадки земли не выделено, а ведь выбор участка еще надо согласовать с ветеринарной и санитарной службами, соответствующим образом его благоустроить. На строительство даже самой примитивной площадки требуются реальные деньги. Найти их в бюджетах поселений и района задача непростая.

Между тем, с 1 мая лаборатория станции по борьбе с болезными животных перестанет клеймить скот, забитый на подворьях. Возможен конфликт. Кто в нем останется крайним? Посмотрим. А пострадавшего уже сейчас можем назвать. Это человек, вырастивший быка или свинью.

 

Другие материалы в этой категории:« Все началось неожиданноВерить и бороться »

Редакция оставляет за авторами материалов право отвечать на комментарии.

В комментариях запрещаются грубые и нецензурные выражения, оскорбления в любой форме, призывы к нарушению действующего законодательства, высказывания расистского характера, разжигание межнациональной розни. Подобные сообщения будут модерироваться, а при неоднократном повторении автор будет заблокирован.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх