Menu

Бессменный «Часовой»

94 года — такой срок жизни судьба отмерила нашему земляку русскому офицеру Василию Орехову. Участник Первой мировой и Гражданской войн, видный деятель белой эмиграции на чужбине стал известным журналистом. Для многих русских изгнанников его журнал «Часовой» оказался последней нитью, связывавшей их с навсегда утраченной родиной.

«За доблесть и отвагу награждается»

Пожелтевший от времени лист бумаги. «Самый дорогой для меня документ», — называл его капитан Императорской армии Василий Васильевич Орехов. Написанный рукой полкового писаря текст гласил: «Штаб 29-й пехотной дивизии по части инспекторской, 17 сентября 1915 года, г. Рига, действующая армия. Выписка из Приказа 1-й армии, объявленного 28-му армейскому корпусу.

11 июля, исполняя приказ командира полка, командующий 7-й ротой прапорщик Орехов Василий в бою под селом Коньково Ковенской губернии, за два дня до того раненный в плечо и оставшийся в строю, вступил во временное командование батальоном после выбытия командира. Ввиду необходимости отразить наступление неприятельских цепей, прапорщик Орехов бросился занимать образовавшуюся после разрыва снаряда воронку, увлекая за собой уцелевших чинов Второго батальона».

Ураганная стрельба германской артиллерии, поток бомб и ручных гранат, дождь ружейных пуль не остановили храброго офицера. Орехов, увлекая за собой солдат, повел оставшихся в живых на штурм вражеских окопов. У самых немецких позиций прапорщика ранило в ногу шрапнелью, и одновременно он получил контузию. Но, чтобы показать пример нижним чинам, Орехов приказал двоим солдатам поднять его на руки. С криком «ура!» офицер повел их на вражеские окопы.

За тот бой Орехов удостоился редкой и почетной награды — именного Георгиевского оружия. Молодому офицеру еще не исполнилось и двадцати.

Василий родился и вырос в родовом имении Гостинное в Мценском уезде Орловской губернии. В самом начале Первой мировой войны он ушел на фронт добровольцем — в 113-й Старорусский полк. Упомянутое в приказе серьезное ранение едва не стоило ему ноги — спасибо полевым врачам, сумевшим спасти молодого человека от ампутации. Оправившись, прапорщик меняет полевые окопы на учебную скамью. Уже понюхавшего пороху бойца направляют в Виленское пехотное военное училище.

Дальнейшая карьера Орехова оказалась связана с железнодорожными войсками. На дворе стоял март 1917-го. После отречения Николая II Василий Орехов приносит присягу великому князю Михаилу Александровичу. Но тут же приходит известие, что и царский брат отказывается принять трон. Россия стремительно погружается в революционную смуту…

 

На фронтах Гражданской войны

Вернувшись на фронт, он становится свидетелем стремительного развала армии. 15-й Ударный батальон, в котором воюет Орехов, формировался из верных присяге офицеров. С группой единомышленников Орехов делает попытку прорваться на юг, в Добровольческую армию генерала Корнилова, отбиваясь и от наседающих кайзеровских войск, и от многочисленных банд, наводнивших центральные губернии рухнувшей империи. Василий Васильевич уже командир роты. Снова и снова, несмотря на получаемые ранения, капитан ведет в атаку своих бойцов на бронепоезде «За честь родины». Командование по достоинству оценило и его талант администратора, поставив комендантом в город Казатин, а позднее — в Фастов. В последний он прибыл сразу после учиненного петлюровцами еврейского погрома и активно участвовал в наведении порядка и оказании помощи пострадавшим.

Дальнейшие страницы истории Белого движения всем известны — после разгрома армии Деникина остатки воинства стремительно откатывались к последнему естественному рубежу своей обороны — к Крыму. Орехов прибыл туда кружным путем, через Польшу, Чехословакию, Югославию и Болгарию. Здесь блестящий офицер вновь проявил себя, отличившись при разгроме 2-й Конной армии красного командира Жлобы. В эмиграцию Василий Васильевич последовал за своим патроном, легендарным генералом Петром Врангелем. К этому времени относится его первый опыт журналистской работы — Орехов начинает издавать машинописный журнал «Галлиполи», постоянными читателями которого становятся солдаты-белогвардейцы.

 

Как офицер стал журналистом

Чтобы не умереть с голоду, выброшенные на чужбину люди хватались за любую работу — устраивались на заводы, спускались в угольные шахты, садились за руль такси в европейских столицах, шли добровольцами во французский Иностранный легион… Капитан Орехов трудился в небольшой строительной фирме в Болгарии. Позднее ему удалось получить французскую визу и перебраться в Париж. Ни образование, ни богатый офицерский послужной список французских работодателей не интересовали. В течение трех лет бывший офицер работал простым слесарем на заводе «Рено», уже тогда имевшем славу европейского автогиганта.

У самых немецких позиций прапорщика ранило в ногу шрапнелью, и одновременно он получил контузию. Но, чтобы показать пример нижним чинам, Орехов приказал двоим солдатам поднять его на руки. С криком «ура!» офицер повёл их на вражеские окопы.

О потерянной родине вчерашним добровольцам напоминали многочисленные офицерские организации, объединявшие бойцов бывших Белых армий. Бессменным секретарем одной из них, носившей название «Галлиполийское собрание», становится Василий Орехов. В скромных и тесных помещениях собрания офицеры выступали с лекциями и докладами, сюда приезжали видные общественные деятели русской эмиграции. В двадцатые годы в Париже появились первые крупные по эмигрантским меркам русские газеты — «Последние новости» и «Возрождение». Потребность в собственном военно-политическом издании ощущалась очень остро. Вот тогда и вспомнил генерал Врангель о своем подчиненном, уже имевшем опыт работы редактора, — капитане Василии Орехове.

Новое издание получило лаконичное и емкое название — «Часовой». В короткий срок Орехову удалось сколотить вполне работоспособную редакцию. Имена эмигрантов-публицистов Евгения Тарусского и Сергея Терещенко среди читающей публики уже хорошо знали.

 

Будни «Часового»

В середине 30-х годов журнал публиковал немало информации и материалов о политических движениях как среди эмиграции, так и в странах, разместивших у себя беженцев из России. Когда во Франции пришли к власти социалисты и страна резко «полевела», Василий Орехов вместе со своим детищем перебрался в соседнюю Бельгию. Вплоть до 1940 года — оккупации страны фашистскими войсками — увидели свет 252 выпуска «Часового». Оккупационные власти на какое-то время закрыли журнал, но вскоре политика показной дружбы между Сталиным и Гитлером, демонстрировавшая невмешательство в «русские дела», сняла установленный запрет.

Еще раньше, в 1936 году, Василий Орехов организует в Брюсселе «Русское национальное объединение» (РНО) с отделениями в крупнейших бельгийских городах. После начала Второй мировой войны отделы и представительства РНО создаются во многих других странах русского рассеяния, вплоть до Америки и Японии. Начавшуюся в тот год гражданскую войну в Испании русская эмиграция восприняла как продолжение российской трагедии. Сводки с фронтов с последующим анализом ситуации выходят в каждом номере журнала. Для советских офицеров, сражавшихся на стороне республиканцев, Орехов организовывал передачи испанского радио на русском языке.

Свой голос, утраченный в годы войны, «Часовой» вновь обрел в 1947 году. Его № 263 открылся редакционной статьей «За Родину, Честь и Свободу»: «Ровно шесть лет тому назад, 10 мая 1941 года, по приказу из Берлина германские оккупационные власти закрыли «Часовой», объясняя запрещение журнала двумя мотивами: несоответствием его позиции с провозглашенным Гитлером «новым порядком», и вызывающим тоном некоторых статей по отношению к Советскому правительству, тогда еще дружественному Третьему рейху». С началом Великой Отечественной войны видный деятель эмиграции  генерал Василий Бискупский было сделал попытку возобновить издание «Часового». Полученный из геббельсовского министерства пропаганды ответ был лаконичным и не терпящим сомнений: «Журнал может быть разрешен только при безоговорочном принятии его редакцией национал-социалистического воззрения на освободительную роль Германии в восточных землях». В этих условиях «Часовой» предпочел замолчать — на шесть ближайших лет.

 

«Осталась только выправка да честь»

В начале 1950-х американцы приступили к созданию мощного пропагандистского оружия против СССР — радиостанции, первоначально называвшейся «Радио Освобождение», но потом переименованной в «Радио Свобода». К своим операциям западные спецслужбы предполагали привлечь и круги белой эмиграции, создав некий объединяющий все течения комитет, от имени которого и предполагалось начать вещание. Предложение о сотрудничестве было сделано и руководству журнала, но, несмотря на заманчивые посулы, Орехов с коллегами на контакт с проводниками политики США не пошел.

Тем не менее «Часовой» стоял на своем посту еще долгие десятилетия — до 1988 года. К этому моменту журнал давно перестал быть информационным вестником русской военной эмиграции. Скорее, он приобрел историко-мемориальный характер. Выпускался «Часовой» мизерным тиражом и распространялся среди последних остававшихся в живых эмигрантов первой волны. Памятному событию — тысячелетию Крещения Руси — был посвящен последний, 669-й, номер, который его бессменный редактор выпустил на 

92-м году жизни.

Василий Васильевич Орехов скончался 6 июля 1990 года в Брюсселе. В последний путь русского офицера уже не провожали его сослуживцы — их он пережил всех. За гробом шли только родные и близкие — сын Дмитрий, дочь Софья с мужем и внук, известный политолог-германист Александр Рар. Именно тогда была перевернута последняя страница в насыщенной событиями истории печатного дела белой эмиграции. «Наш скромный журнал всегда боролся за одно и то же — за Россию, за ее национальную честь, за ее свободу», — любил говорить его издатель. Таким был и сам Василий Орехов — отважным и бесстрашным воином, жестким и бескомпромиссным журналистом, настоящим патриотом своего Отечества.

Другие материалы в этой категории:« Пять мгновений «Янтаря»Легенды ароматов »

Редакция оставляет за авторами материалов право отвечать на комментарии.

В комментариях запрещаются грубые и нецензурные выражения, оскорбления в любой форме, призывы к нарушению действующего законодательства, высказывания расистского характера, разжигание межнациональной розни. Подобные сообщения будут модерироваться, а при неоднократном повторении автор будет заблокирован.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх

петли вертлюжные