Menu

Критерии отбора

На прошлой неделе в редакции «Орловской правды» прошла пресс-конференция с исполняющим обязанности руководителя блока инфраструктуры обладминистрации Николаем Злобиным. Он ответил на самые актуальные вопросы, которые волнуют не только журналистов, но и большинство жителей нашего города.

На полигоне должен быть хозяин

Начали с темы не очень приятной, но в последнее время, наверное, самой обсуждаемой — мусор. В частности, интересовали состояние полигона ТБО и судьба мусоросортировочного завода, который на нем строится. Николай Злобин отметил, что сейчас полигон находится в «неприглядном состоянии». Тем не менее мусоросортировочный завод там появится уже в ближайшие месяцы.

— Вся его сегодняшняя ситуация обусловлена тем, что существующие арендаторы земли и владельцы полигона ТБО уже хотели построить завод, но им не хватило денежных средств. В результате привлекли еще одно юридическое лицо, вследствие чего между ними произошли противоречия, — подчеркнул и. о. руководителя блока инфраструктуры. — В результате полигон частично оказался у ОПЭК, частично у «Эко-сити», которая строит там сегодня мусоросортировочный завод. Что касается деятельности сегодняшних организаций, им было четко обозначено, что таким образом полигон эксплуатировать нельзя. Мы неоднократно проводили совещания по этому вопросу начиная с января. Вместе выработали план-график вывода из этой ситуации. Если ОПЭК не улучшит свое положение, предпримем все меры, чтобы лишить их лицензии, которая сегодня у них в бессрочном пользовании. В числе мер — приобретение техники, засыпка, подсыпка, планирование. Все, что необходимо сделать, чтобы полигон существовал как достаточно хорошее предприятие — а он таковым может быть. Кроме того, необходимо сделать подъездные дороги, внутренние. Дан был срок до 1 апреля. После этого уже проведена проверка — часть мероприятий выполнена, техника частично приобретена. Некоторые подъездные дороги отремонтированы. Эта работа будет продолжена, хотя она действительно сложная. Мы считаем, что на полигоне должен быть нормальный хозяин. Этот полигон должен быть у одного владельца, не должен быть разделен, как сейчас, на несколько участков. Я думаю, что в ближайшее время, через месяц-два, вопрос будет решен.

 

Ремонтировать или сносить?

Тема капитального ремонта многоквартирных домов в последние месяцы волнует большинство собственников. Несмотря на обилие информации и многочисленные встречи, которые проводят специалисты регионального оператора, у них по-прежнему остается много вопросов. Но не меньше их и у специалистов. Главный: зачем ремонтировать дома, которым почти сто лет, если единственное, что с ними можно сделать, — снести? Но программа уже принята, а эти дома до сих пор не признаны аварийными. Так, в первую пятилетку должно быть отремонтировано 500 домов. Из них 483 относятся к так называемой третьей группе капитальности. Это одно-, двухэтажные дома, которые надо, в общем-то, сносить и расселять людей.

— Существует критерий отбора домов для капитального ремонта, потому что они должны войти в программу под определенным порядковым номером и в определенное время, — ответил Николай Злобин. — Основным критерием являются срок ввода дома в эксплуатацию и год постройки. Это, наверное, единственно правильный путь. В то же время можно определить дома, которые будут ремонтироваться в первую очередь, а другие — в последний год пятилетки. Это дает возможность за несколько лет признать его аварийным. Потому что понятие ветхости субъективно. Это точка зрения каждого из нас. При этом не каждый ветхий дом, например 30 х годов постройки, можно признать аварийным. Поэтому все те дома, которые потенциально будут рассмотрены на предмет аварийности, в первые годы попасть в программу не должны. С критериями отбора можно ознакомиться на сайте обладминистрации — они есть в программе.

 

Дружное переселение

Вспомнили и о такой проблеме, когда дом, признанный аварийным, переселяется частично. Таким образом, площадки для строительства новых домов не освобождаются, а развалины могут стать местом пристанища асоциальных элементов, угрожая пожарной безопасности соседних строений. Кроме того, такой дом — дополнительная финансовая нагрузка для муниципалитета. Коммунальные сети содержатся всеми собственниками, а получается, что муниципалитет берет на себя финансовое обеспечение тех квартир, жильцы которых выселены.

Николай Злобин заверил собравшихся, что программа переселения в городе Орле выполняется в установленные сроки. Получается, что определенная сумма денег дается не на какие-то конкретные дома, а на год. И поквартирно — в расчете на квадратные метры — может не совпадать. Следовательно, «выдергивание» из каких-то домов так или иначе произойдет. Это объективная ситуация. Вторая субъективная, когда муниципалитет уходит в суды с частью людей и, не успевая выполнить программу, начинает в конце освоения менять эти квартиры.

— Мы считаем, — сказал он, — что сейчас ту ситуацию, которая сложилась, нужно ликвидировать. Поэтому те дома, где остались квартиры, должны в первую очередь войти в программу 2014 года. Далее при заявках будем исключать ситуацию, при которой будет браться новый дом, а в старом останутся непереселенные жильцы. Что касается сноса, то действительно, программа, начиная с 2012 года, уже не требует сноса этих домов в срок переселения. Она это оставляет муниципалитету. Мы считаем, нужно вернуться к старой системе: сносить дом не позднее чем через шесть месяцев после выселения последних жильцов.

В первую пятилетку должно быть отремонтировано 500 домов. Из них 483 относятся к так называемой третьей группе капитальности. Это одно-, двухэтажные дома, которые надо, в общем-то, сносить и расселять людей.

 

Кто следит за деньгами?

Разумеется, журналисты не могли забыть о таких масштабных проектах, как станция обезжелезивания и строительство дороги по улице Мос¬товой. Каким образом происходит надзор за объектами, которые стоят огромных денег? Реально ли отыграть у Смоленской компании, которая уже неоднократно подавала иск о самобанкротстве, 20 миллиардов?

И. о. руководителя блока инфраструктуры пояснил, что надзор осуществляет заказчик, и Управление капитального строительства города Орла это делало. Оборудование на станции обезжелезивания не смонтировано нигде. Оно завезено и расставлено на места, но не связано между собой. Уже в декабре прошлого года заказчик был категорически против продолжения строительства, и монтаж так и не был произведен. Следовательно, и деньги платить не за что.

— УКС может осуществлять в том числе и строительный контроль. Он участвует в СРО и имеет право выполнять эти функции. Мы предложили Смоленской компании быстрый вариант: вывезти это оборудование, заключить контракт с белорусами. Они, кстати, на мое имя выслали гарантийное письмо, в котором сообщили, что согласны без предоплаты начать поставку оборудования с оплатой поэтапно, и дали гарантию об изготовлении этого оборудования в течение восьми месяцев со дня подписания контракта. Когда они от этого варианта отказались, у города не осталось другой возможности, кроме как подать иск в суд и расторгать с ними контракт. Это было прямое указание губернатора. Исковое заявление — это желание истца, который хотел бы получить указанные средства. Причем он рассчитывает исходя из своего экономического понимания. Как в любом гражданском судопроизводстве, он заявляет по максимуму. Хотя я думаю, что сумма иска будет гораздо меньше, но штрафные санкции все равно будут взысканы. Я в этом уверен. Смоленская компания кроме того, что работает у нас, работает еще в двух местах — в Смоленске и в Астраханской области. У них есть достаточно большой оборотный капитал. Поэтому средства с них взыскать реально.

На Мостовой все сделано четко по проекту, — продолжает Н. Злобин. — И если его как-то можно было изменить в пользу жителей, это делали. Причем меняли несколько раз, учитывали отдельные мнения. Но нарекания будут в любом случае. Потому что когда люди покупали дома и разбивали палисадники, никакой дороги не было. Теперь она появилась. А вместе с ней и пыль, и шум. Но это было необходимо — дорога решила серьезную проблему. Сейчас жалоб нет.

 

Жёсткий контроль

Отдельной темой стало качество дорог. На примере Раздольной Николай Злобин рассказал, как теперь будут работать с подрядчиками, которые по разным причинам не смогли обеспечить хорошее покрытие. Напомним, на разворотном кольце новой дороги по улице Раздольной весной появились первые ямы.

— Подрядчик согласился с нашим предложением: полностью перефрезеровать этот круг и накрыть, а не делать ямочный ремонт. Точно так же будем поступать и по всем подрядчикам. У них гарантийные сроки достаточно большие — от трех до восьми лет. Будем требовать не латания ямок, а полностью снимать слой. Он же прекрасно понимает, что не в вакууме живет: он точно так же должен работать, получать заказы, у него есть репутация. Репутация важнее, поэтому они будут перекрывать. Чтобы понимали, что плохо укладывать нельзя. По поводу качества асфальта: второй год мы будем его проверять лабораториями госзаказчика. У них есть лаборатория стационарная и передвижная, которая может приезжать и брать образцы на месте. Все дороги, конечным результатом которых является асфальтирование, будут проходить через нее. Только после инструментального контроля они будут приниматься. Кроме того, в управлении строительного надзора будет создан отдел только для проверки качества дорог. И без подписи специалистов ни одна дорога оплачена не будет. В прошлом году мы уже так работали, и там, где мы заметили брак и считаем, что нужно переделывать, не оплачивали. Такие дороги тоже были. В прошлом году мы не оплатили 7 млн., две трети из них — в городе Орле. В этом году подрядчик за свой счет будет их переделывать. Только после этого будет оплата. Этот опыт будет продолжен.

Шла речь и о новых технологиях строительства дорог, трехзначных маршрутках, участках для многодетных семей и коммуникациях к ним, соцнормах на электроэнергию, которые останутся, поскольку «у нас они оправдали себя, и никаких предпосылок, чтобы их отменять, нет».

Другие материалы в этой категории:« Традиции на подъёме

Редакция оставляет за авторами материалов право отвечать на комментарии.

В комментариях запрещаются грубые и нецензурные выражения, оскорбления в любой форме, призывы к нарушению действующего законодательства, высказывания расистского характера, разжигание межнациональной розни. Подобные сообщения будут модерироваться, а при неоднократном повторении автор будет заблокирован.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх