Menu

Орёл с йеменским акцентом


Этой публикацией наша газета открывает цикл интервью со студентами орловских вузов, приехавшими учиться из других стран. Кто они, какие, что их привело в этот странный русский город с чудным названием и как им здесь живется-можется?

Амиру Лахебу 26 лет. Житель г. Саны, столицы республики Йемен. В России с 2005 года. Аспирант Орловского государственного университета, учится на политолога.
Впервые встретившись с ним, я увидел перед собой настоящего горца: небольшой рост и крепкое телосложение, темные вьющиеся волосы и карие глаза. Очень приметным мне показался перстень с крупным рубином на правой руке Амира. Как потом выяснилось, рубин — священный для мусульман камень, по преданиям, украшавший кольца самих пророков. Зайдя в комнату Амира в общежитии, я вдруг очутился в арабском уголке. Тихо играла национальная музыка, звучали нежные песни (оказывается, пела девушка о любви и детстве). На окне — тяжелые шторы, на стене — сиджат, картина, вышитая овечьей шерстью. Вот в такой обстановке в Орле и прошла наша беседа с Амиром.
Как ты оказался студентом орловского вуза и вообще временным жителем России? —
— В 2005 году мне в моем учебном заведении предложили отправиться учиться  в другую страну. Предлагали Россию, Италию, Германию, Арабские Эмираты, какие-то другие страны.
— И чем же ты руководствовался, выбрав Россию?
— Дело в том, что в столице России, ну тогда еще в СССР, в конце 80-х  учился мой кузен. Так вот он посоветовал мне именно вашу страну, потому что Россия, как он говорил, это больше восточная страна, чем европейская, имеющая и соблюдающая свои исконно-древние традиции, как и у нас, в Йемене. Да и просто мне было очень интересно побывать в России.
— И ты сразу поехал в Орел?
— Нет. Полгода я учил русский язык в Воронежском гос¬университете. Я мог  остаться учиться там, но в воронежском общежитии жили много таких же арабов, как и я. А я хотел больше общаться с представителями других национальностей, чтобы набраться опыта и расширить свой кругозор. Так я оказался в Орле.
— И как тебя принял наш город?
— Вполне гостеприимно. В общежитии мне были рады. Но в первое время, конечно, было немного не по себе, так как в 2005 году в ОГУ иностранных студентов училось намного меньше, чем сейчас, и поэтому у меня было не очень много друзей. Но потом мой круг общения расширился.
— Вспомни свой первый год пребывания на Орловщине. Что-нибудь удивило?
— О, да, очень многое! Во-первых, общественный транспорт. В моем родном  городе Сане ездят только автобусы, потому что центр нашей столицы очень старый (около трех тысяч лет!) и там очень узкие закоулки и дороги. А орловские троллейбусы и трамваи меня поразили, я с детским восторгом катался на них первое время. Также деревянные дома показались мне диковинкой, потому что у меня на родине, так же, как и у вас, сохранилось много частных домов. Но все они сделаны из камня, а некоторые из таких хижин очень древние и являются историческим наследием Йемена. А еще я был удивлен тем, что ваш город стоит на реках и рассечен ими на несколько частей. Ведь в моей стране рек вообще нет.
— Орловская земля славится своим культурным наследием. А на тебя оно произвело впечатление?
— Конечно. Скажу честно, меня очень поразило то, что в таком небольшом  городе есть столько много музеев, каждый из которых посвящен только одному известному деятелю — Тургеневу, Лескову, Андрееву и другим. В Сане, естественно, работает много подобных учреждений, но они хранят экспонаты, принадлежащие сразу нескольким арабским поэтам, писателям и другим именитым деятелям. Самым красивым и любимым для меня местом стало Спасское-Лутовиново. Еще орловские памятники показались мне весьма необычными, даже непривычными. В Йемене, как и в других мусульманских странах, запрещено возводить памятники человеческого образа. Это диктует нам Коран. И посему такие монументальные изображения героев вашего отечества, мужественных и стойких, вызвали у меня интерес. Если продолжить говорить о вашем наследии, особенно запомнился мне Вечный огонь. Когда я впервые увидел его в сквере Танкистов, то вообще не смог предположить, для чего он там находится. А когда узнал, то еще раз восхитился способностью русских воздавать дань уважения своим героям.
— Приятно, что ты так проникся нашей культурой.
— Мне тоже, ведь за счет этого я, кажется, стал даже немного мудрее  (смеется). А еще я вспомнил о другой особенности, которую заметил в Орле да и в других русских городах. Это — ваши дворы. Дело в том, что в Сане за каждым многоквартирным домом закреплен свой персональный небольшой двор, окруженный изгородью. У вас же имеются общие просторные дворовые площади.
— Попробуй сопоставить уровень жизни в Орле с йеменским в целом.
— Как мне кажется, ваш уровень жизни относительно превосходит наш. А  связано это с тем, что в Йемене сейчас политическая и социальная нестабильность. А в 90 годах, сейчас я рассуждаю как политолог, у нас разгорелась самая настоящая гражданская война. А вам, русским, к счастью, удалось ее избежать. Поэтому сегодня в Йемене могли бы быть условия для проживания куда лучше. Однако у меня на родине цены на основные товары и продукты ниже, чем здесь. А вот медицина в Йемене платная, но довольно неплохого качества, впрочем, как и в России.
— Поговорим о ваших традициях. Россия — светская страна. А Йемен?
— Йемен в этом плане — смешанное государство. И на нашу Конституцию большое влияние оказывает священное писание — Коран.
— Например?
— Ты наверняка слышал об этом законе — отрезание руки у вора. Сейчас,  конечно, такая мера наказания редко назначается судом, потому что лишение свободы практически подменило собой эту суровую традицию. Но нашим законом и не исключается подобная мера. И в случае ее применения искалеченный подсудимый получает свободу.
— Ты живешь в России вот уже седьмой год. Это оказало на тебя сколько-нибудь ощутимое влияние?
— Безусловно. Я стал замечать за собой, что стал даже думать как-то  по-другому. Наверняка, дали о себе знать изучение совсем другого языка и знакомство с вашими традициями. Сейчас я чувствую себя более возмужавшим и уверенным в себе, да и состоявшимся в какой-то мере. Ведь на протяжении своей учебы я написал немало научных статей, посвященных политике. А в будущем, когда вернусь в Йемен, я собираюсь написать собственную книгу о своей жизни в России, в Орле. Причем на двух языках — арабском и русском.
— Будем ждать книгу с твоим автографом!
— Спасибо. Я буду всегда помнить о России и о том городе, в котором прожил семь лет.

Другие материалы в этой категории:« Припасаем сахарокУчитель фехтования »

Редакция оставляет за авторами материалов право отвечать на комментарии.

В комментариях запрещаются грубые и нецензурные выражения, оскорбления в любой форме, призывы к нарушению действующего законодательства, высказывания расистского характера, разжигание межнациональной розни. Подобные сообщения будут модерироваться, а при неоднократном повторении автор будет заблокирован.

1 Комментарий

  • Григорий
    Григорий 20.01.2014 11:21 Комментировать

    Интересный репортаж. Буду ждать новых из этой серии. Спасибо автору.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх