Menu

«Я повёл себя деликатно и по-мужски»

Вадим Потомский объяснил газете «Коммерсант», как получил статус врио губернатора Орловской области.

— В руководстве КПРФ ваше назначение не вызвало большого восторга — по крайней мере, публичного. Не очень-то и рады?

— В ЦК более чем довольны. Это необычная ситуация — я первый в современной истории губернатор-коммунист, предложенный Президентом РФ. Со мной побеседовали руководители партии, сделали определенное напутствие. Что касается орловского обкома КПРФ… Понятно, что они готовились к другому сценарию, к походу на выборы с кандидатом Василием Иконниковым. Но решение было принято другое, оно согласовано прежде всего с Геннадием Зюгановым. Он сделал многое для того, чтобы моя кандидатура появилась в администрации президента. Но была не только моя.

— Чьи еще?

— Насколько мне известно, были документы на коллег-депутатов Василия Иконникова и Олега Денисенко. Мы входим в кадровый резерв партии — список наиболее подготовленных, по мнению руководства КПРФ, управленцев.

— Теперь очевидно, что вы попали и в другой «кадровый резерв» — кремлевский. Какую роль в этом сыграли выборы брянского губернатора?

— Я не могу говорить за администрацию президента. Но там видели пока самую яркую губернаторскую кампанию последних лет. По моей информации и по внутренним ощущениям, я победил в самом Брянске, но проиграл в селе. На него мне не хватило времени. Кроме того, в Кремле могли заметить, что после выборов я не стал бегать по судам, доказывать, что меня где-то «обсчитали». Я повел себя деликатно и по-мужски. Это как в спорте — если признаешь поражение, начинаешь работать над ошибками, у тебя появляется больше возможностей в будущем выиграть матч-реванш.

— Назначение в Орел — это и есть реванш?

— Не совсем. Я ведь и в Госдуме работал, многие мои инициативы, хоть и не всегда, нравились коллегам, в итоге находили практическое воплощение.

— Вы не просто спортсмен, вы мастер спорта по дзюдо из Санкт-Петербурга. Этот момент биографии как-то повлиял на назначение?

— Во-первых, в Питере я никаких особенных высот в дзюдо не достиг. Звание мастера спорта я получил еще в Туркмении. Поэтому когда говорят, что я на спортивной почве где-то когда-то встречался с тем, кто принимал решение…

— С Владимиром Путиным?

— Да. Не буду вам врать. Никогда и нигде не было этих пересечений. Так что занятия борьбой в этом смысле не сказались на моей политической карьере.

— Кто кроме Геннадия Зюганова помогал вашему назначению? С 2012 года обсуждают ваши хорошие отношения с первым зам¬главы администрации президента Вячеславом Володиным…

— У меня было несколько встреч с Вячеславом Викторовичем — сразу после того, как с ним встречался Геннадий Андреевич. Больше скажу. Всем представителям парламентских партий предлагали предоставить своих кандидатов в орловские губернаторы. И встречи проходили, я думаю, не только с КПРФ.

— После вашего назначения многие в компартии начали рассматривать вас и главу новосибирских коммунистов Анатолия Локотя как потенциальных преемников Геннадия Зюганова. Вы видите себя в этой роли?

— Я об этом никогда не задумывался, да и предпосылок нет никаких. Я не номенклатурный партийный работник, больше люблю практику. У меня даже в мыслях нет рассматривать свои нынешние карьерные шаги как путь к руководству в КПРФ.

— А «сигналы» вам на эту тему поступали?

— Нет. Да и откуда им взяться? Геннадий Андреевич, слава богу, находится в приличной физической форме. Не говоря уж об умственной. Он как был, так и остается человеком энциклопедического ума.

— На заседании облсовета вы уже могли ощутить, что попали в непростой регион. Можете дать какие-то политические оценки тому, что здесь происходит?

— Что значит непростой? Да нормальный регион и совершенно обыкновенная история в ситуации, когда в руководство приходит новый человек. На месте уже есть междусобойчик, в котором у людей друг с другом свои счеты и личные обиды. Подобная проблема больше не повторится. Мы ее нивелируем, смягчим и решим.

— Люди, занимающиеся политикой в Орле, часто называют ее «родиной партизанского движения». Не секрет, что они приложили много усилий для отставки вашего предшественника. И сильно хотели получить губернатора из местных. Вы говорите, что хотите стать для орловцев «родным». А они этого хотят?

— У меня тут есть небольшая сложность… Меня могут назвать «варягом» даже в Ленинградской области. Там тоже скажут, что я из Туркмении! Потому что приехал в Питер только в 1988 году, когда мне было 16 лет. А главой Марыйского велаята Туркмении мне тоже никогда не стать. Знаете, почему многие хотят именно «местного»?

— Почему?

— Потому что он с ними из одной среды, они знают, где он живет, с кем и как он рос, а значит, могут на него, хотя бы морально, давить. Вообще, «местность» для успешности главы региона не так важна. Посмотрите на практику. Глава Петербурга Георгий Полтавченко — да, местный. А мэр Москвы Сергей Собянин или глава Ленобласти Александр Дрозденко, что, коренные?

— В федеральной власти пока только один действительно известный выходец из Орловской области — сенатор Егор Строев. Он представляет в СФ исполнительную власть региона. Включите ли вы его в свою тройку кандидатов в сенаторы на губернаторских выборах?

— Это зависит прежде всего от самого Егора Семеновича. Он сегодня звонил мне, поздравил с назначением. Для меня это честь. Строев — политическая глыба России и очень уважаемый человек.

— А вы хотели бы его видеть «своим» сенатором?

— Почему нет? Сейчас он достойнейшим образом представляет Орловскую область. Но, повторюсь, выдвижение Строева будет в основном зависеть от него самого. Мы лично это еще не обсуждали. В конце концов, я могу ему предложить, а он скажет: «Нет, извини, я вижу сенатором вот этого человека».

— Ваш предшественник говорил, что назначение Строева сенатором было одним из поставленных перед ним федеральным руководством условий. Есть ли таковые у вас?

— Только одно — улучшение социально-экономической ситуации в Орловской области.

— Были пожелания по персоналиям?

— Я даю вам слово офицера, что никто мне не указывает, кто тут должен работать, а кто — нет. Никаких политических условий, никакого давления по поводу конкретных персоналий на меня нет, а все управленческие решения за эти два дня я принимал самостоятельно.

— Когда можно ждать значительных кадровых изменений?

— Значительных не будет. В ближайшее время появятся два-три человека в статусе советников. Для того чтобы понять, как работают представители команды прошлого губернатора, мне нужны консультанты, которые профессионально знают те или иные отрасли. Их работа будет похожа на аттестационный отбор.

— Как он будет происходить?

— Я уже назначил своего первого зама — Александра Бударина. Гения в вопросах ЖКХ. Он уже сейчас общается с профильными руководителями. Придет и скажет: Вадим Владимирович, вот этот человек разбирается в теме, а вот этот не совсем понимает, чем он занимается. Если его доклад будет, скажем так, «нерадужным» — будем подбирать из местных кадров замену. Но конкретные кадровые решения буду принимать я.

— Может быть, уже сейчас понятно, где основные проблемы?

— В экономике и бюджетном процессе.

— Сколько вы себе даете на эту аттестацию?

— Месяца полтора. Мы должны показать всем разницу в качестве работы по сравнению с предшественниками.

— Когда вам нужно показать эту разницу?

— Как можно быстрее. Нам нужно входить в федеральные программы, сочленить свой бюджет с федеральным, чтобы я мог обращаться к центру за помощью региону по тому или иному вопросу.

— Вы будете заниматься пристрастной ревизией деятельности команды Александра Козлова?

— Нет. Если в их поступках что-то было, неизбежно всплывет.

— Как вы попрощались с Александром Козловым?

— Почему попрощались? Мы в хороших отношениях, которые, надеюсь, сохранятся.

— Орлом управляет сити-менеджер, а глава города здесь член фракции КПРФ Сергей Ступин. Необходимо ли возвращать в областном центре прямые выборы мэра?

— Я считаю, что главы муниципалитетов должны избираться всенародно. Когда местных депутатов административно «передавливают» для назначения того или иного человека, он попадает в зависимое и очень сложное положение. Избранному главе морально проще. Он может ответить на попытки давления: «Мне доверяют люди».

— Будете продвигать эту идею?

— Если почувствую в этом необходимость.

— Кого вы видите своими конкурентами на губернаторских выборах? Сколько их может быть?

— Да кто угодно может появиться. Сейчас несколько десятков партий могут участвовать в выборах глав регионов.

— КПРФ в Орловской области может самостоятельно пройти «муниципальный фильтр». Будете опираться только на партийный ресурс?

— Нет. Я, конечно, в первую очередь обращусь в обком КПРФ за помощью в сборе подписей. Но об этом же попрошу и реготделение «Единой России».

— Зачем?

— Мы должны «на берегу» показать уважение друг к другу. Чтобы после выборов у нас было взаимопонимание.

— В большинстве регионов, где губернаторов уже выбрали, подписи для всех кандидатов собирали областные власти. Не боитесь оказаться в ситуации, когда глава области — коммунист — будет собирать для конкурентов подписи депутатов-единороссов?

— Я не буду собирать подписи для конкурентов. Мы это проходили в Брянске — отдали часть подписей справороссам. А когда победа была уже рядом, по нашей информации, именно они распространили среди избирателей призыв голосовать против меня. Но и мешать их собирать я не буду. Пусть соперники идут договариваться к единороссам. У них подписей много.

— А если поступит рекомендация помочь какому-то кандидату, к примеру, из администрации президента?

— Если ко мне придут потенциальные конкуренты, к примеру, из «Справедливой России» и ЛДПР, попросят о помощи, а я смогу ее оказать — помогу.

— С Василием Иконниковым вы не будете двумя медведями в одной берлоге?

— Нет. У нас очень хорошие отношения — мы достаточно близкие товарищи.

— Затаенной обиды не боитесь?

— Я думаю, у него нет никакой ревности. Понятно, что он хотел выдвинуться, но свершилось то, что свершилось. Я проще скажу. Если бы Иконников был назначен 

и. о. главы Ленинградской области, я был бы счастлив. И в лепешку бы разбился, чтобы он выиграл выборы!

— Такое возможно? Орел не единичный случай для коммунистов?

— Мое назначение показывает, что двери перед КПРФ открыты, а разговоры о том, что нас не пускают во власть, в прошлом. Теперь мы находимся в абсолютно равных условиях со всеми другими партиями.

— Не опасаетесь в ходе предвыборной кампании столкнуться с приемами, применявшимися против вас в Брянске, — к примеру, рассказами о «мусорном короле Потомском»?

— Так и напишите: я в своей жизни не построил ни одного мусорного завода, ни одного полигона! Все, что меня связывало с этим бизнесом, — создание транспортных компаний, перевозивших мусор.

— Самая высокомаржинальная часть отрасли…

— Вы не правы. При грамотном построении бизнеса самое прибыльное — рынок вторсырья. Я, конечно, не «мусорный король», но об этой отрасли кому угодно могу лекцию прочитать.

— У вас не осталось бизнеса?

— С 2007 года я был председателем комиссии в Законодательном собрании Ленинградской области. Там было запрещено иметь хоть какое-¬то отношение к бизнесу. Я давным-давно вышел из всех компаний, в которых числился учредителем либо был руководителем. 

— ... что она стала неправдой?

— Да. Если бы слухи о моем бизнесе соответствовали действительности, не было бы ни малейшей вероятности моего назначения! Для того чтобы твои документы попали в кабинет президента и тебя согласовали на столь высокую должность, нужно пройти такую тщательную проверку, от которой ничего нельзя скрыть.

— Для вас было принципиально возглавить именно Орловскую область?

— Откровенно говоря, мне хотелось назначения в Центральный федеральный округ. И хорошо, что это оказалась именно Орловская область. Она рядом с Брянской. У меня до сих пор остались обязательства перед этим регионом, в том числе внут¬ренние. Я провел там много встреч с избирателями. Надеюсь, что мы разовьем Орловскую область до такого уровня, что жители Брянской будут за ней тянуться.

— В вас до сих пор сильны эмоции, связанные с брянскими выборами?

— У меня характер такой, бойцовский. Он многих удивляет, а мне нравится.

 

Другие материалы в этой категории:« Взгляд изнутриПарламентский патриарх »

Редакция оставляет за авторами материалов право отвечать на комментарии.

В комментариях запрещаются грубые и нецензурные выражения, оскорбления в любой форме, призывы к нарушению действующего законодательства, высказывания расистского характера, разжигание межнациональной розни. Подобные сообщения будут модерироваться, а при неоднократном повторении автор будет заблокирован.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх